humanscan@yandex.ru

Пишите письма и задавайте вопросы

Пример психологической защиты — идентификация

Идентификация — стань как «это».

В процессе социализации личность все больше изменяет представление о своем «Я», расширяя его и распространяя за пределы собственного тела. Прежде всего в круг попадают члены семьи. Любовь к родным путем идентификации вызывает сопереживание и понимание того, что радости и беды другого человека могут восприниматься как тождественные своему благополучию и страданию. Следующий шаг на пути развития идентификации влюбленность. Душа влюбленного живет как бы в чужом теле. Дальнейшее развитие личности выражается в расширении ею своей идентичности, с одной стороны, до масштаба человечества — «я человек», а с другой — до полного принятия своей уникальности.

Идентификация может реализоваться в разной мере. Слишком полная крайне нежелательна, т. е. идентификация с объектом не должна быть глобальной, иначе могут возникать проблемы. Например, Э. Хемингуэй в «Зеленых холмах Африки» рассказывает, как однажды ночью настолько вжился в образ, что пережил все то, что переживает раненый лось, начиная с шока от пули и до конца его страданий. Опасность слишком полной идентификации можно иллюстрировать следующей шуточной историей. Полисмен на Лондонском мосту Ватерлоо увидел человека, который собирался прыгнуть с моста. Он остановил его: «У тебя проблемы с деньгами?» — Тот покачал головой. — «Может быть с женой?» Тот снова покачал головой. — «Тогда в чем же дело?» — «Меня тревожит состояние мира», — ответил самоубийца. «Послушай, все не так уж плохо, давай прогуляемся по мосту и все обсудим», — сказал полисмен. Они около часа бродили взад и вперед, обсуждая мировые проблемы, полисмен все глубже погружался в состояние собеседника, после чего прыгнули с моста оба.

Предельная идентификация — вера — понимается как способность человека к самотрансценденции. В этом случае расширение границ своего «Я» осуществляется не в ограниченном размере, позволяющем включить внутрь них другого, например любимого человека, а в таком масштабе, при котором границы уже не видны. Тогда человек в свой мирок включает весь мир. Даниил Андреев в «Розе Мира» описал пережитое им подобное состояние как экстаз: «Тихо дыша, откинувшись навзничь на охапку сена, я как Нерусса струится не позади, в нескольких шагах за мною, но как бы сквозь мою собственную душу. Это было первым необычайным. Торжественно и бесшумно в поток, струившийся сквозь меня, влилось все, что было на Земле, и все, что могло быть на небе. В блаженстве, едва переносимом для человеческого сердца, я чувствовал так, будто стройные сферы, медлительно вращаясь, плыли во всемирном хороводе, но сквозь меня; и все, что я мог помыслить или вообразить, охватывалось ликующим единством. В слово мне той ночью и я был всем».

Пример взят из книги Р. М. Грановской «Психология в примерах»