humanscan@yandex.ru

Пишите письма и задавайте вопросы

ПРАВДА

И вы узнаете правду и правда сделает вас свободными. 

Иоанн 8:32  

«В сущности, во всех психологических и духовных попытках открытия божественного, концепция правды является центральной. Правда позволяет мне продолжать свою эволюцию, она позволяет мне понимать и верно видеть происходящее. 

Ложь в буквальном смысле является наркотиком. Когда я лгу, я связываю свою энергию непродуктивными и по большей мере неприятными способами. Я сковываю свое тело, порчу отношения с людьми, становлюсь депрессивным и тревожным. Я ограничиваю свой опыт и, в конце концов, делаю свою жизнь лишенной вкуса. Правда действительно сделает вас свободными, и честность на самом деле лучшая политика. 

Эти истины предстают перед нами столетия, но большинство не верит им ни на секунду. Мы преодолеваем это противоречие, изобретая эвфемизмы для лжи: «такт», «дипломатия», «ложь во спасение», «бизнес есть бизнес», «давайте будем реалистами». Установлены ритуалы оправдания лжи. Они называются правилами поведения и протоколом предписывают: «Веди себя как положено (принято) вне зависимости от своих чувств». Мы даже привносим в оправдание лжи мораль: «Нельзя ранить чувства других». Всеми этими способами говорится: «Ложь — желательная форма общения». 

Этот круг разрывается с двух сторон: первое — сейчас начинаем понимать абсолютную верность старых клише. Правда делает нас свободными — в организации, в межличностном общении, на личностном уровне, на уровне тела. Второе сейчас у нас есть инструменты и техники: обратная связь, воображение, понимание тела; для понимания того, что является правдой, для проверки того, к чему приводит честность и для того, чтобы расширить поле осознанного. 

Я хочу более точно определить термины: 

Правда — это то, что есть, знаем мы это или нет. Моя правда — это то, что верно относительно меня, моего опыта, моей памяти, состояния каждой клетки, каждого атома моего тела; моих мыслей, чувств, ощущений. 

То, как много я позволяю себе знать из моей правды (правды обо мне) есть мое осознание. Я боюсь или стыжусь некоторых вещей в себе, или чувствую вину. Возможно, я предпочту ничего не знать об этих вещах. 

Ту правду о себе, которую я предпочитаю от себя прятать, я буду называть бессознательным. Ключом к жизни полной радости и целью многих методов развития потенциала человека (human potential methods), является осознание этой правды о себе. 

Если я говорю вам все, что знаю — я честен. Если я говорю нечто противоречащее тому, что я знаю, — я лгу. Если я предпочитаю не говорить чего-то, что я знаю, -я умалчиваю. 

Чтобы сказать тебе свою правду, я должен быть осознающим и честным. 

Честность без осознания это то, что может быть названо синдромом Джеральда Форда (или Эйзенхауэра). Когда люди искренне честны, но не позволяют себе осознавать, результат обычно скучен. Они не проявляют себя полностью, так как их правда уже внутренне цензурирована. 

Осознавать и быть неискренним — синдром Маккиавелли. 

ЛИЦЕМЕРИЕ И ПРИВАТНОСТЬ 

Наше нежелание принять самих себя ведет к ужасающему лицемерию, иногда как национальной политике. 

Эта двойственность достигает уровня искусства. «Мистер пресс-секретарь, почему бы Вам не сказать нам..? — «Ну, вы меня об этом не спрашивали». 

Умолчание и опускание чего-либо являются утонченными формами лжи. В юриспруденции ложь не является ложью, если не доказано, что это ложь. Мы стараемся внедрить эту этику в своих детей в очень раннем возрасте. Я водил своего сына на игровую площадку, когда ему было около 6 лет, где и видел типичную сцену: 

Мама выговаривала своей маленькой дочке за то, что та бросила песок в лицо ребенку, с которым играла. 

— «Сейчас ты подойдешь к ней и извинишься», — потребовала мать. 

— «Не пойду. Я не жалею, что сделала это. Мне она не нравится». 

Мать настаивала, более громко. Дочка подчинилась, надувшись, подошла к своей жертве, сказала, отвернувшись, «извини» и убежала. 

— «Нет, этого недостаточно, — ты подойдешь еще раз и попросишь прощения так, как если бы действительно хотела его получить» 

Эта, к несчастью типичная сцена, иллюстрирует попытки культуры навязать свои ценности. Маленькой девочке было сказано: «Солги. И солги так, чтобы было незаметно, что ты лжешь». 

Ложь происходит от нашего нежелания принять самих себя. 

Когда я не знаю, что сказать, или чувствую себя неправым, или глупо, я лгу, чтобы другие не знали, что я не знаю что сказать, что я чувствую себя неправым или глупо. Когда я не уверен в себе, или виноват, или мне стыдно, я лгу. Когда я хочу чего-либо, что как я понимаю, мне не положено иметь, или когда я хочу чего-либо, чего, как я предполагаю, кто-то хочет мне не позволить, я лгу. Когда я чувствую себя неспособным справиться с последствиями правды, я лгу… 

ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНЬ 

«С осознанием приходит контроль над телом, возможность избежать болезней и травм. Если я осознаю часть своего тела, я могу ее контролировать. Я могу научиться тому, как привести ее в желаемое состояние. При использовании биологической обратной связи, достигается осознание отдельных мышц, так что я могу напрягать или расслаблять их произвольно. Через осознание может быть изменена частота биения сердца, ускорена перистальтика, уменьшена боль. 

Спортсмены получают травмы в тех частях тела, где не присутствует сознание. Если я поранил плечо, я склонен убрать внимание от этого плеча. Оно болит, и я не хочу переживать эту боль. 

Если мне говорят, что некрасиво вертеть тазом или вращать глазами, я убираю осознание из этих мест, я диссоциирую себя от них. Если мою руку часто шлепали за неправильные действия, я действую так, как если бы это была не моя рука и испытываю затруднения, чувствуя ее. Если все мое тело критикуют как зло, или как похотливое или насильническое, я могу «удалить» все свои ощущения из него и сделать себя «немым» от уровня шеи вниз.  

Когда я делаю подобные вещи, я воюю с самим собой. Моя установка по отношению к отвергаемым частям: наказать их, или предоставить их собственному их попечению, без моей помощи. Мое тело может есть, что хочет, упражняться, делать что хочет, пока это не требует моего участия. Моя рука нуждается в наказании, так что я «случайно» ударю ее молотком, прищемлю дверью, вывихну палец, играя в мяч или, ударю ее о стену. Я не позволяю себе знать, что чувствуют эти части тела, удобно им или больно, напряжены они или расслаблены, холодно им или жарко, здоровы они или больны. 

В результате, когда потенциально токсичные субстанции воздействуют на эти части тела, я не выбираю противостоять им, и эти части становятся больны. Или я выбираю не воспринимать потенциально травматическую ситуацию. Части моего тела, которые заболевают или травмируются, — это части, из которых я убрал осознание, или, говоря иначе, которые я неосознанно предпочел иметь больными или травмированными. 

Мой друг рентгенолог рассказывал мне, что в его профессии есть хорошо хранимый секрет. Многие опухоли выглядят как маленькие люди. Как если бы «пустые комнаты» заселились «новыми жильцами». Любое мышечное напряжение; раздражение, воспаление или другое болезненное состояние, есть результат конфликта, который я не позволяю себе осознать. Если я предпочитаю ничего не знать о конфликте, моему телу приходится воплотить его. Если я позволяю себе полное осознание, я могу сделать выбор не болеть. 

Все болезни являются психологическими в том смысле, что я выбираю болезнь, как ответ на свою настоящую жизненную ситуацию. Психоаналитические исследования, за последние полстолетия, дали много нового знания об этом. 

Болезнь есть результат неосознанного конфликта…».

Вильям Шутц